Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Зарегистрироваться

Поля, отмеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.
Ваше имя *
Логин *
Пароль *
Повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
  • English
  • Русский

(050) 492 38 31
(050) 343 90 48

Статьи

«Всем украинским политикам пора повзрослеть». Интервью нардепа от Евросолидарности Виктории Сюмар

Опубликовано: 18.10.2020

Виктория Сюмар, народный депутат фракции Европейская солидарность, в интервью Радио НВ рассказывает о стратегии партии. Публикуем его сокращенную и отредактированную версию.

Радіо НВ · Запитання тут ставимо ми: Вікторія Сюмар, Європейська солідарність

— Несколько дней назад я вернулась из Славянска, и там очень депрессивная ситуация. На должность мэра баллотируется Неля Штепа, которую подозревают в сепаратизме, кандидат от ОПЗЖ тоже имеет большие шансы на победу. Но там нет кандидата от ЕС. ЕС постоянно кричит об угрозе реванша, но в некоторых городах вы даже не пытаетесь бороться за победу. Почему так?

 — Где-то стараемся, где-то нет. Стараемся больше на западе, где есть высокие электоральные шансы. А также в центре страны, где мы пытаемся бороться фактически за каждую ОТГ.

— Почему ЕС не выдвигает своего кандидата в таких городах, как Славянск?

 — Не все и не всегда соглашаются даже бороться и выдвигаться от Европейской солидарности, особенно на востоке. Потому что там очень сильные позиции у ОПЗЖ и других.

Иногда разборки с ними имеют не просто характер политических, а становятся и криминальными. И страх перед этими разборками, но гораздо больше перед административным давлением, не позволил нам выдвинуть кандидатов в ряде ОТГ.

Потому что как только мы начнем договариваться с каким-то из сильных кандидатов, в него сразу приходят люди с За будущее, Нашего края, Слуги народа, и говорят: «Смотри, у тебя есть рейтинг, есть узнаваемость, и у тебя может быть несколько уголовных дел. Выбирай — если ты с ними, то эти уголовные дела тебе гарантированы, если ты с нами, то у тебя все будет хорошо». Есть сложности с тем, что кандидаты порой просто боятся или получают предложения, которые значительно привлекательнее.

Читайте также:
«Всем украинским политикам пора повзрослеть». Интервью нардепа от Евросолидарности Виктории Сюмар Город, застрявший в прошлом. Почему освобожденный от боевиков Славянск готов поддержать на выборах ОПЗЖ и одиозную Нелю Штепу

— Это не потому, что ЕС за последние пять лет мало сделала для того, чтобы понравиться не только избирателям запада и центра, но также избирателям востока?

 — Концепт, который был принят Петром Порошенко, особенно на президентских выборах — Армия, мова, віра — не всеми воспринимался на юге и востоке. Хотя на востоке это позволило кристаллизовать проукраинскую часть, которой там всегда было много.

Это касается и Славянска, а также Харькова. Харьков всегда был очень проблемным регионом для проукраинских сил, но это позволило подтянуть лучших людей, получить поддержку команды Сергея Жадана и объединиться сейчас для того, чтобы получить фракции. Следующей задачей должно быть выращивание своих мэров. Их выращивали пять лет, но все они ушли в другие проекты.

— Где у Европейской солидарности есть шансы получить своего мэра, кроме Львова?

 — Мы боремся на уровне ОТГ. В Киевской области и на западной Украине мы боремся достаточно активно. Это касается и Львовской и Тернопольской и Франковской области.

— Возвращаясь к лозунгам кампаний. Я вижу на билбордах лозунг «Европейский Киев». Это масло-масляное, если честно. И мне это немного напоминает кампанию Владимира Зеленского в 2019 году — написать «Европейский Киев» и все.

 — Я бы не сказала, что это масло-масляное, потому что есть еще лицо кампании. Та самая Марина Порошенко, которая занималась такой темой, как инклюзивность. Как по мне, это европейскийй Киев, который позволит людям с инвалидностью чувствовать себя комфортно в этом месте. Пока это не так, мы это понимаем. То есть мы вкладывали в это немножко более глубокие смыслы, которые раскрываются в работе конкретных людей, для которых Европа — это не пустые слова, а это действительно принципы и стиль жизни.

Для меня Европа — это еще и стандарты градостроительства, которых в Украине нет. И об этом стоит говорить. Сделать это очень сложно, но застройка должна вестись с учетом потребностей в садах, больницах, социальной инфраструктуры, парковок. Это все о европейском Киеве.

— Почему не удалось договориться с Кличко?

— Для Виталия Кличко больше аргументов нашла улица Банковая и господин Андрей Ермак.

— То есть Кличко договорился с Ермаком?

 — Очевидно. Я думаю, что это понятно всем, и здесь нет никакого секрета. После того, как на него была осуществлена атака год назад, когда его фактически пытались подвинуть от реального влияния на город, забрать у него должность главы КГГА. Когда была борьба и новый закон о столице, там глава КГГА прямо назначается, а киевский городской глава фактически становится «английской королевой».

Читайте также:
«Всем украинским политикам пора повзрослеть». Интервью нардепа от Евросолидарности Виктории Сюмар Парад претендентов. Самые рейтинговые кандидаты в мэры Киева ответили на пять вопросов НВ

— Да, и сейчас говорят, что даже Верещук может стать главой КГГА. Но вот Кличко сделал это заявление. Он мог промолчать, но сделал публичное заявление, дистанцировался от ЕС. Это так выглядело, что ЕС для него немного токсична. Вы после этого сделали разбор полетов и дальше его поддерживаете?

 — Я думаю, что это не о том, что ЕС токсична. Это точно о том, что он получил по голове и должен очень жестко дистанцироваться, потому что это условие его власти в столице по состоянию на сейчас.

Я считаю, что каждый должен агитировать за себя. Мы сейчас агитируем за Европейскую Солидарность. Мы понимаем, что Владимир Кличко очень долгое время был лидером предыдущей партии, из которой появилась Европейская Солидарность. И очень трудно избирателю сегодня провести эту линию разграничения, потому что для людей Кличко — это часть команды Порошенко. Это его вопрос, почему он так делает.

— Сейчас все выглядит так, что ЕС, Удар и Голос между собой рассорились. Почему не удалось наладить цивилизованный диалог?

— Я себе тоже задаю этот вопрос. Считаю это категорически нелогичным, считаю это инфантильностью, а не политической зрелостью. Более того, по моему мнению, это угрожающая история, потому что она свидетельствует о непонимании вызовов, которые сегодня стоят перед страной.

За полтора года страна в институциональном плане очень серьезно откатилась назад. На Банковой мы видим пренебрежительное отношение — пиар перед всем, перед Конституцией, законом. Так государство не строится, так государство разрушается.

Что происходит сейчас в демократическом лагере — мы несколько раз предлагали объединительные платформы. И Кличко, и Голосу. Нам сказали, что «не надо нас так сильно занимать, потому что кому-то это не нравится». Это не исходит от нас.

Мне кажется, что сейчас время повзрослеть всем, осознать вызовы. Кроме войны, у нас добавились вызовы эпидемии, боюсь, в дальнейшем биологических воин, и безумной экономического кризиса. И эта безорганизация, эти постоянные гибридные влияния России. Все это размывает базовые основы за последние пять лет, к которым мы привыкли, что европейский курс — это стратегический курс.

— Абсолютно. ЕС как раз позиционирует себя как патриотическая сила, не побоюсь этого слова, антироссийская. Но если мы вспомним, например, проект Наш край — это был технический проект Администрации президента Порошенко на бело-голубом поле. Юрий Бойко постоянно был на Прямом канале. Медведчук вернулся в политику именно при Петре Порошенко. Не кажется ли вам, что это немного двойные стандарты, ведь как-то при президенте Петри Порошенко все эти люди вернулись в политику, расправили крылья и сейчас дальше это делают.

 — Они были и до этого. Другое дело, почему там не были возбуждены дела. Я думаю, что они даже были возбуждены, просто ничего не было доказано особенно до конца. И этот вопрос в первую очередь досудебной системы.

— Но есть конкретные политические шаги. Посмотрим на Медведчука, он уже не плавает, он уже ездит в Москву еженедельно.

 — Абсолютно. Более того, навязывает российские вакцины украинцам, занимается саморекламой.

— Просто немного цинично выглядят обвинения в том, что нынешняя власть сделала все для того, чтобы антироссийский вектор поднялся.

 — Относительно меня это нечестное обвинение.

— Это не персональное обвинение, я говорю о политических силах. Я знаю, что ты судилась с Медведчуком. Тем более тебе это должно болеть.

 — Я за все годы почувствовала давление его каналов в отношении меня всеми их фейковых расследованиями и другими подставами, слежке и тому подобное. Почему? Потому что как раз я пыталась найти пути, и через законодательство в том числе, чтобы ограничить их влияние.

Им не понравился целый ряд моих законов. Например, об украинском языке в эфире, потому что их пророссийский зритель хочет смотреть ТВ на русском языке, ему трудно перестроиться на украинский. То, что мы ограничили российский телепродукт, фактически запретили здесь транслировать российские передачи, это тоже было для них очень некомфортно. И, поверь, очень много мне из Москвы подавали сигналов о необходимости налаживания диалога. Мы на это не пошли.

Поэтому я бы не сказала, что это была сплошная зеленая дорога. Очень много людей в разных командах пытались расставить блоки для этих пророссийских сил. Могли ли это сделать окончательно и необратимо? История не предусматривает сослагательного наклонения. Произошло как произошло, но давай будем откровенны, что сейчас тот самый Медведчук чувствует себя значительно комфортнее и значительно влиятельнее.

— Возвращаемся к теме местных выборов. В начале программы ты отмечала о попытке расширить базу электората ЕС, но все равно партия воспринимается как ОПЗЖ на востоке, так ЕС — на западе. Это не та политическая сила, которая объединяет всю Украину. Какие слова вы пытаетесь подобрать, чтобы объединить всю страну?

 — Поиск идеи видения будущего, оно у нас есть. Мы предлагаем европейский вектор развития на разных уровнях — это как интеграция в ЕС, так и развитие европейских стандартов в Украине. А ОПЗЖ предлагает Россию. Я бы не сказала, что мы можем сравнивать ЕС и ОПЗЖ.

Читайте также:
«Всем украинским политикам пора повзрослеть». Интервью нардепа от Евросолидарности Виктории Сюмар Спрашивали — отвечаем. Разбираем пять вопросов Зеленского: что известно об этих темах и почему на них пал выбор Банковой

— Это те политические силы, которые работают со своим ядерным электоратом. Они его точно знают, закрепились на нем и стараются не потерять каждого человека. Но так же залезть на другое поле им очень сложно. Вот что я имею в виду, я не ставлю знак равенства между этими политическими силами.

— Есть идеологические политические силы, и есть популистские политические силы. Популистам проще, особенно новым популистам. Потому что старым популистам уже не верят — они говорят одно, а приходят к власти и делают другое, и это запоминается.

А на новых популистов, которые не говорят ничего конкретного, люди начинают экстраполировать свои ожидания. Мне кажется, что лозунг «Какая разница» — это объединяющий лозунг. Пророссийский избиратель с одной стороны видит что-то свое, а проукраинский говорит: «Они молоды, прикольные, они выросли в независимой Украине. Наверное, они точно нам не враги».

И популизм тем и отличается, что он идет всегда на поводу запроса электората, причем разного, и оформляет его в плавающую форму, которая не дает конкретных ответов на конкретные вопросы. И то, что мы наблюдаем сейчас с этим опросам — это просто классика жанра.

— Да, об опросе — это незаконно, насколько я понимаю. Но цель любой политической силы — получить власть. Вы, наверное, не хотите быть всю жизнь в оппозиции. Но если работать только на свой ядерный электорат, можно застрять в своей нише оппозиции и быть там очень долго. Каким образом возвращаться к власти?

 — Очень просто: быть профессиональной оппозицией и показывать, что у нас есть варианты решения тех проблем, с которыми столкнулась страна. И опять-таки, европейская идея — это не идея 20% электората, это идея 60% украинцев, а это большинство. И это точно путь, главное — двигаться по этому пути.

Я уверена, что это больше чем политически предложенный путь, я уверена, что это цивилизационный выбор, и поэтому это важные для нас вещи. Поэтому от них не нужно отступать, нельзя давать сомневаться в преданности этим идеям. Это ключевое сегодня для того, чтобы расширить электоральное поле.

— Почему вопрос коррупции от ЕС сейчас на местных выборах очень сильно не звучит?

 — Я боюсь, что сейчас при таком экономическом кризисе у нас будут большие проблемы и с центральным бюджетом, где наверняка разворовывается с очень высокой вероятностью на Одессе, на дорогах.

— Бюджет Одессы в результате децентрализации вдвое увеличился.

— Центральный бюджет. То, что касается местных бюджетов, там больше контроля. Но я тоже не понимаю, как один мост в Киеве может стоить миллиард.

Мы сегодня говорим о европейских стандартах именно в том ключе, что на уровне ОТГ это должны быть инициативы, связанные с правилами градостроительства, с контролем общества за расходованием денег. Введение таких вещей как бюджет участия. Когда не сам мэр решает, на что ему направлять деньги, а люди принимают в этом участие. Это открытие местных советов.

За эти пять лет мы много сделали в направлении, когда люди могут прийти на заседание своего совета, повлиять на депутатов, которые голосуют, и выказать свое мнение. То есть открытость и больший контакт местного самоуправления с людьми состоялся. В этом была суть политики децентрализации, которая тоже является европейским стандартом. Потому что большинство стран Европы как раз по этому принципу общин и построены, и эта децентрализация тоже делалась в рамках пакета европейских реформ.

Что касается борьбы с коррупцией — при том как сейчас пытаются взять под контроль независимые антикоррупционные органы, которые все-таки создавали мы и голосовали мы, я думаю, что к нам нечестные сейчас те обвинения, потому что все-таки тогда было для этого сделано на порядок больше.

— Какие ошибки сделала команда Петра Порошенко за последние пять лет?

 — Размывание. То, что не побороли олигархов до конца — это ключевая история. Этого не делает и Зеленский, и они его же и погубят. И это история с Януковичем, когда они переориентировались и в какой-то момент сдали его. И так будет с каждым президентом, пока олигархическая система в Украине будет существовать. Система, когда «большие парни» могут договариваться.

Я думаю, что как раз Петр Порошенко был неудобным президентом для олигархов в смысле договоренностей. Зеленский значительно удобнее и значительно лучше с ними договаривается, и это точно путь в никуда. Побороть олигархическую систему — это базовая задача сегодня, тогда можем говорить о дальнейшем.

Подписывайтесь на наши подкасты на Soundcloud, Apple Podcasts, Google Podcasts и на платформе MEGOGO

67570, Украина,
пгт Черноморское,
Коминтерновский район,
Одесская обл.
+38 050 343 90 48, +38 050 492 38 31


Как к нам проехать...